Почему Россия не вступает в ОПЕК? На вопрос обозревателя ответил директор научно-консалтинговой компании «СРП-перспектива» Михаил Субботин:

– Мне кажется, что находиться в конкретной организации – это принимать на себя определенные обязательства. Россия имеет выгодное положение – всегда есть возможность заключить договор о сотрудничестве с ОПЕК, т. е. получать все плюсы, не имея никаких минусов. Чтобы координировать свои действия с ОПЕК, не обязательно жить с ней в «коммунальной квартире».

Кроме того, есть некая моральная, политическая проблема. Нельзя одновременно находиться в «Восьмерке» ведущих стран и состоять в картеле, который ей противостоит. Это непросто – усидеть сразу на двух стульях.
Плюс у ОПЕК – довольно сложная история. В 70-е годы картель олицетворял собой попытки компаний нескольких стран монополизировать нефтяную сферу, фактически диктовать цены, тормозить экономическое развитие стран. Для этого использовались разные методы – эмбарго, взрывы нефтепроводов и т. д. То есть репутация у ОПЕК в свое время была сильно подмочена.
Сейчас, конечно, картель стал гораздо цивилизованней. Это – не столько монополия, сколько группа организаторов торговли нефтью.
Тем не менее, когда зашел разговор о создании газовой ОПЕК, пресс-секретарь «Газпрома» Куприянов сказал, что не надо новую организацию называть таким словом. Мол, это – попытка скомпрометировать «Газпром». Т. е. с точки зрения репутации выясняется, что называться ОПЕК – не очень приятно.

И самое главное. Вопрос: а насколько эффективен этот инструмент – ОПЕК?
Мне кажется, у нас сильно преувеличивают значение ОПЕК. Мы помним, когда картель диктует цены в условиях растущего рынка, но остановить его падение ОПЕК не может. И это мы видим.
К тому же, когда рынок начинает падать, в этот момент обостряются и внутренние проблемы членов ОПЕК. У них одновременно сокращаются и цены, и производство, то есть происходят серьезные падения поступлений в бюджеты.
А ведь в ОПЕК входят разные страны: богатые, как Катар или Саудовская Аравия, и бедные, как, например, Эквадор, который еще полгода назад сказал, что не будет соблюдать квоты – нечем кормить страну.
Хорошо: когда растет экономика, тогда страны ОПЕК, действительно, очень влиятельные. Но когда ситуация меняется, выясняется, что их влияние ограничено. Зачем Россия тогда стремится в эту организацию? Все, чего мы хотим добиться, мы можем сделать самостоятельно.

Что касается справедливой цены на нефть, она определяется замыкающими затратами. Поэтому у всех понятие справедливости разное. Для нас, при сложных горно-геологических условиях и большом транспортном плече, и затраты вырастают. Тем более мы все время говорим, что нужны средства для освоения новых месторождений.
Для рынка цена складывается из того, сколько может «проглотить» экономика, плюс замыкающие затраты.

Вообще, для мировой экономики совершенно не нужно, чтобы цены на нефть резко скакали. Их колебания должны быть плавными. Это можно сравнить с давлением у человека, для которого как резкое снижение, так и внезапный подъем – болезнь и аномалия.

Потому, что я полагаю, что эта картель контролируется, по-большей части, англо-саксонским порядком.