25 августа в Итоговом выпуске программы «24» с Михаилом Осокиным на телеканале РЕН ТВ состоялось обсуждение заявлений правительственных чиновников о том, что России начинает выходить из кризиса. Среди тех, кто высказал свое мнение по этому поводу, — лидер КПРФ Г.А. Зюганов.
Ведущий: Первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил о конце рецессии в экономике. Второй месяц подряд наблюдается экономический рост в полпроцента. Об экономике сейчас говорят все, даже священнослужители. В Германии архиепископ Мюнхена Рейнхард Маркс написал свою книгу под название "Капитал". Он даже внешне похож на своего знаменитого однофамильца. В новом "Капитале" архиепископ рассуждает о причинах кризиса и убеждает читателей, что выйти из рецессии поможет социальное учение католической церкви "Помощь неимущим". А в России на тему выхода из кризиса все новые заявления делают чиновники, которые занимаются макроэкономикой. В правительстве их прозвали "макрушники". И вот эти "макрушники" говорят нам, что выход уже виден. Можно ли им верить? Об этом через пару секунд.

На заявление Шувалова уже последовали такие комментарии — правительству привиделся рост. Причем такие оценки звучат как справа, так и слева.

МИХАИЛ ХАЗИН (ЭКОНОМИСТ): Я не вижу роста, можно говорить о том, что месяц к месяцу, то есть июль к июню обнаружились очень небольшой рост отдельных показателей, причем на самом деле в пределах ошибок, потому что, когда у вас годовой спад составляет 15%, то рост июль к июню на полпроцента, в общем, вещь практически незаметная на этом фоне.

ВЛАДИМИР МИЛОВ (ЭКОНОМИСТ): Вот я советую воспринимать все заявления властей о том, что Россия вышла из рецессии, кризис в экономике закончился, как чистую пропаганду. Нас уже несколько месяцев кормят вот этими разговорами. В феврале нам говорили, что мы достигли дна. В апреле была там следующая волна обещаний, что вот уже все закончилось, с тех пор мы только быстрее падаем.

ГЕННАДИЙ ЗЮГАНОВ (ЛИДЕР КПРФ): Мягко говоря, это несерьезные заявления. Открывайте официальную статистику. За полугодие спад производства в России более 10%, промышленность — 14%, внешний торговый оборот сократился на 44%, это при условии, что рубль провисал, так что в действительности ситуация еще хуже.

В: Ведущие мировые державы сделали заявление, что спад у них уже прекратился, предположим, что это так. Поможет ли это России, и кто станет локомотивом — США, Европа или, может быть, Китай?

МИХАИЛ ХАЗИН (ЭКОНОМИСТ): Там еще падать и падать мировой экономике, если учесть, что и доходы населения будут падать. На самом деле это будет еще более сильное падение, но пока можно говорить, что мы прошли от силы 12-15% от общего спада, 1/6 в лучшем случае. По этой причине заявление о том, что там какие-то страны на Западе вышли из кризиса, ну, это опять-таки политические заявления, которые, ну, в лучшем случае, можно назвать не совсем добросовестными.

ИГОРЬ НИКОЛАЕВ (ЭКОНОМИСТ): Страны "большой восьмерки", они, в общем, почти подошли ко дну кризиса, ко дну, которое мы в очередной раз вроде бы разглядели, и даже пошли вверх, вот совершенно точно, что в этом году они дна достигнут, если они еще не достигли, то они достигнут осенью точно. И начнут постепенно двигаться вверх.

НИКИТА КРИЧЕВСКИЙ (ЭКОНОМИСТ): Надеяться на то, что для России Китай станет локомотивом по выходу из кризиса, по всей вероятности, не стоит. Доля потребления Китая в мировом потреблении нефти всего лишь 9%, 42% приходится на страны Западной Европы и США. Плюс ко всему, у Китая значительные возможности по доставке нефти и нефтепродуктов из стран Африки. Поэтому Китай для нас, конечно, это ориентир, это показатель, это пример. Но это не тот головной состав, к которому мы, прицепившись, сможем выехать на ровную колею.

В: Есть и такой способ выхода из кризиса — за счет населения. Первый вице-премьер Виктор Зубков сегодня объявил, что со следующего года правительство увеличит ставки налогов, которые поступают в местные бюджеты. Это акцизы на вино и пиво, а также может быть увеличен транспортный налог и размеры госпошлин. Но это ожидается зимой, а еще предстоит пережить осень, когда традиционно дорожают товары и услуги.

ИГОРЬ НИКОЛАЕВ (ЭКОНОМИСТ): Достаточно велик риск того, что мировые цены на нефть, которые сейчас на спекулятивно высоком уровне, они пойдут вниз. Они пойдут вниз, а это значит, что устойчивость российского рубля будет поставлена под очень большие сомнения. Риски для рубля возрастут. А это значит, что опять вторая девальвационная волна.

ВЛАДИМИР МИЛОВ (ЭКОНОМИСТ): Первая волна промышленного спада, которая, действительно, скорее всего, закончилась, была связана с оттоком капитала и с падением цен на сырье. Если будет вторая волна, она как раз будет связана с резким сокращением доходов населения и с уменьшением внутреннего спроса.

МИХАИЛ ХАЗИН (ЭКОНОМИСТ): Заводы закрываются, людей увольняют, но вот в сентябре, когда все вернутся с дач, это станет особенно заметно. Проблемы с бюджетом никуда не делись. Спрос во многом поддерживается за счет бюджетных расходов из резервного фонда.

ГЕННАДИЙ ЗЮГАНОВ (ЛИДЕР КПРФ): Общая ситуация продолжает оставаться критической и крайне тяжелой. А если учесть, что мы не доберем примерно 25 миллионов тонн зерна, и сейчас даже то зерно, которое вырастили, очень плохо покупают у крестьянина, покупают по низкой цене, то рассчитывать особо не на что. А впереди еще и холодная зима, и большие трудности.