Военное дело
В разгар массированных ракетных обстрелов Белграда и позиций радаров ПВО Югославии весной 1999 года поздно ночью в одной из квартир Санкт-Петербурга раздался телефонный звонок.
Звонил председатель радиоклуба Югославии Хранислав Милошевич. Трубку взял Валентин Кашинов. Югослав сообщил об очень больших разрушениях и потерях от обстрелов натовскими самолетами, ракетами воздух-земля "ХАРМ" и крылатыми ракетами "Томагавк". Милошевич просил помочь защититься от этих обстрелов. Валентин Владимирович тут же спросил, есть ли у них микроволновые печи. Последовало непродолжительное недоуменное молчание, а затем: "Конечно есть!" Собеседник посоветовал взять обычные микроволновые печи, установить их открытой дверцей вверх около объекта, который желательно уничтожить, и включить. Храниславу сразу стало все ясно. Дело в том, что американская ракета "ХАРМ" идет на любой мощный источник радиоизлучения в диапазоне 400-10000 МегаГерц. А это как раз столько, сколько излучают обычные бытовые печи СВЧ. Буквально на следующий же день после этого разговора натовцы разбомбили свои же посольства в Белграде. Натовские пилоты были обмануты, бомбардируя микроволновые печи вместо сербских танков в течение почти половины времени воздушных атак.