Спустя месяц подозреваемых задержали. Ими оказались 17-летние Ильдар Мурсалимов и Александр Гусейнов. Третий, Артем Катаев, на момент преступления достиг совершеннолетия. Значился среди задержанных и Воронов Константин, 17 лет от роду, но, как выяснилось в ходе следствия, молодой человек участия в убийстве водителя не принимал, был лишь очевидцем событий, поэтому по делу проходил свидетелем.
Ильдар Мурсалимов в компании слыл лидером. Он выдвигал идеи, он и спланировал нападение на водителя машины, заранее распределил роли. Во время обыска в его квартире нашли дневник, записи в котором свидетельствовали: законопослушный образ жизни был не про него. Мурсалимова манил блатной мир, житие по воровским — крутым, с его точки зрения, законам.
Идейный вдохновитель 12 сентября обзвонил приятелей, назначил встречу. Парни шли вдоль дороги по улице Старцева. Голосовали.
Василий Мамонтов, старший следователь прокуратуры Свердловского района Перми:
— Конкретная модель автомобиля их не интересовала. Первым остановился <Фольксваген>, не новый. Мурсалимов переговорил с хозяином машины. По-видимому, не сошлись в цене, поэтому иномарка уехала. Следующими притормозили <Жигули> Гольдина. Опять же Мурсалимов говорил с водителем. На этот раз ему приглянулись и машина, и состояние салона.
Более подробно о событиях того вечера следователю рассказал Артем Катаев:
— Когда Ильдар садился, он что мужчине сказал?
— Давай, говорит, отвези до Загарья. Вот тебе сразу 100 рублей. Поехали в сторону Юбилейного.
— План какой был?
— У гаражей остановиться. Один пацан должен был выйти по малой нужде. Чтобы машина стопорнулась.
После того как Александр Гусейнов вышел, Мурсалимов, сидящий на заднем сиденье, набросился с ножом на водителя. Михаил Гольдин молил о пощаде, просил не убивать, ведь у него маленький ребенок. Говорил, что все отдаст. Ильдар хладнокровно продолжал наносить удары, обронив: <Да, ты отдашь мне все!>
В этой трагической истории есть еще один момент, о котором нельзя умолчать. Когда Гусейнов вышел из авто, дверь он закрыл неплотно, в салоне горел свет. Поэтому все происходящее в черной <пятнашке> видели водители проезжающих мимо машин.
Василий Мамонтов:
— Ну, сами не хотели останавливаться — но можно ведь было просто позвонить по 02. Сотрудники милиции в таком случае проверили бы, что за машина стоит на обочине, что за молодежь вокруг нее вертится. Человека убивают, а тут такое равнодушие…
После того как Мурсалимов прекратил бить водителя ножом, в дело вступил Катаев. Он шесть раз выстрелил из пневматического пистолета в ухо умирающего Гольдина. Приятели оттащили тело к гаражам, где Катаев еще несколько раз ударил потерпевшего ножом в грудь.
Парни обыскали убитого. Из кармана достали пачку сигарет, сотовый телефон стоимостью 11 с лишним тысяч, сняли серебряную цепочку с крестиком и часы. Мурсалимов забрал водительское удостоверение, а также свидетельство о регистрации транспортного средства. После труп забросали ветками, мусором. Убийцы предусмотрительно сняли чехлы, выбросили их на дорогу, попытались замыть следы в салоне машины, но это у них получилось плохо. Ильдар позвонил знакомому, с которым заранее договаривался о гараже. Трофей перегнали на улицу Горловскую.
Уголовное дело в Пермском областном суде слушалось с участием присяжных заседателей, на которых настоял <самый продуманный> из убийц — Мурсалимов. Вердиктом коллегии присяжных троица признана виновной. Действия всех подсудимых квалифицированы как разбой. Мурсалимов и Катаев признаны виновными в убийстве группой лиц с особой жестокостью. Гусейнов — в пособничестве.
Ильдару Мурсалимову крупно повезло: на момент убийства ему еще не было 18 лет, совершеннолетия <идеолог> преступления достиг спустя месяц. Ему дали максимум возможного: 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.
Негодовал 18-летний Артем Катаев, получивший 19 лет заключения в колонии строгого режима. Александр Гусейнов приговорен к 8 годам лишения свободы с содержанием в колонии общего режима.
Катаев (после оглашения приговора):
— Я недоволен сроком своим. Я не убивал. Здесь все невиновные сидят. Мы признались только в разбое. Я вообще не видел, кто убивал человека.
Ильдар Мурсалимов (держался спокойно):
— В скором времени, лет через пять-шесть, я освобожусь. Желаю здоровья близким и родным. Данного преступления я не совершал. И все вернется на круги своя. Я положительный человек, порядочный, зачем меня держать в тюрьме.
Александр Гусейнов (тот, кто выходил из машины <по нужде>):
— Получил вообще ни за что и сижу вообще ни за что! 8 лет мне придется жить в этой тюрьме поганой. Тюрьма — не место исправления, а школа новых преступлений!
В полной уверенности, что Верховный суд РФ отменит несправедливый приговор, приятели покинули зал суда.
Сегодня Мариша Гольдина играет с мамой в прятки. Папу своего девочка отныне будет знать только по фотографиям. Молодая вдова Ольга верит, что Миша видит их с того света:
— Между нами все равно осталась связь. У нас была очень большая любовь. Мы знакомы с 18 лет, это была любовь с первого взгляда…
Приговор в законную силу не вступил — осужденные ждут ответ на свою жалобу, направленную в Верховный суд.